1.doc

 

История древнего Рима

В XIII-XII веках была взята Троя (хотя есть источник, что Троя победила в той войне(в конце текста)), и ее переселенцы ушли на Аппенинский полуостров, основав там новый город, Альба-Лонгу (длинную Альбу). Однажды царь оставил после себя 2-х сыновей, Амулия и Нуметора. Амулий силой захватил власть, убил сына Нумитора, а его дочь, Рею, сделал весталкой, обрекя ее на вечное безбрачие. Однажды, к ней явился мужчина, представивший себя богом Марсом. От него у Реи родился сын. Что стало с ними, неизвестно, но близнецов в корзинке пустили по реке, пока они не пристали к земле, рядом со смоковицей, а позднее их нашел пастух. По другой версии, их просто тайно отнесли туда и рассказали этому пастуху. Он отнес детей домой, где их вскормила жена пастуха. По Титу Ливию, ее называли "волчицей", т. к. она славилась распутностью до свадьбы.

История возникновения Рима

В основании города Рима лежит убийство. В 753 г. до н. э. Ромул и Рем, стоявшие во главе небольшой группы беглецов и отщепенцев, возвели оборонительные укрепления вокруг деревушки, которой суждено было стать столицей империи, простиравшейся от Шотландии до Сахары и даже далее. Но радость первопоселенцев вскоре была омрачена трагедией. Близнецы повздорили, и Ромул убил своего брата.

Вскоре ему пришлось решать и другие вопросы. У Ромула была лишь горстка преданных людей. Кто же составит население задуманного им города? Ответ оказался прост: все желающие. Ромул провозгласил свой город «убежищем», готовым приютить любых изгнанников и скитальцев, беглых рабов и преступников, готовых поселитьсй в нем. Рим возник как город, населенный исключительно нуждавшимися в убежище — в древнем понимании этого термина (который, впрочем, не сильно отличается от современного). Итак, с мужчинами выход был найден. Но откуда взялись женщины, без которых в новообразованном государстве не было бы ни жен, ни матерей? Здесь Ромул прибег к хитрости. Он пригласил некоторые соседние племена на языческий праздник и во время него дал сигнал своим людям схватить и увести женщин, находившихся среди гостей. Это событие, получившее название «похищение сабинянок», для многих писателей и художников последующих эпох стало образом, в котором соединились насилие, похоть и циничный политический прагматизм.

Сабиняне пошли войной на новый город. Во время битвы новые жены римлян выбежали в середину битвы, чтобы примирить враждующих и показать, что они готовы остаться у римлян. Некоторые сабиняне после этого присоединились к Риму.

Неизвестно, насколько правдивы все эти истории. Первый раз подсчитать дату основания Рима пытались древнеримские историки примерно через 500 лет спустя. Их подсчеты почти не отличаются от современных.

Архаический период в истории древнего Рима

Истории Рима во многом определили его древнейшие традиции. Считается, что Ромул создал Сенат, избрав себе в советники 100 городских старейшин, или патрициев. Затем Сенат захватил остальные шесть холмов: Капитолий, Целий, Авентин, Эсквилин, Виминал, Квиринал и жителей, живущих там, сделав их плебеями. Вот почему Рим называют "Город на семи холмах". Тогда же он представлял лишь поселение, с оградой из частоколов.

Первые цари Рима

Ромул. Основатель Рима, создал Сенат

Нума Помпий. Учредил ряд религиозных культов, приставил к ним жрецов, а также дал римлянам календарь.

Тулл Гостилий. Создал курию – зал для заседаний Сената. Обладал воинственным характером. Уничтожил город Альба–Лонгу. Увеличил население Рима в два раза.

Анк Марций. Перебросил через Тибр первый деревянный мост.

Тарквиний I Древний. Первый из трех этруских царей Рима, при котором город начал процветать. Были построены храмы Юпитера, Юноны и Минервы(Зевса, Геры и Афины соответственно) – трех божественных покровителей города. Правил Тарквиний I в течении 35 лет.

Сервий Туллий. Организовал большое войско. Возвел Сервиеву стену.

Тарквиний Второй Гордый. Последний из Римских царей. Был свергнут в 509 г. из-за непочитания Сената. После него в Риме воцарилась республика

Реформа Сервия Туллия

Провел первую военную реформу, разрешив участвовать в битвах не только тем, кто мог купить лучшие доспехи, но и тем кто мог купить легкое воорушение. В результате произошло не только численное пополнение армии, но и расширился ассортимент войска римлян, что позволило им создать новый военный строй.

Перед войнами мужчины города собирались на Капитолийском холме ( позднее – Марсово поле ) для разбора в свою манипулу. Старые и опытные воины, как правило мужчины 47–60 лет становились триариями. Жители победней становились принципиями, воинами со средней броней и хорошим вооружением. Воины с худшей броней и средним вооружением назывались гастаты, и как правило, служили для изматывания противника. Воины без брони и с самым плохим вооружением назывались велиты, они сражались как правило отдельно от шахматного порядка. Так сформировался военный строй, служивший до 100 г. до н. э. когда полководец Марий провел реорганизацию армии.

Влияние этрусков

Долгое время Римом правили этруски, достигшие более высокого развития, чем латины. Под их влиянием Рим стал крупным городом, занимающем господствующее положение в долине Тибра. Но постепенно этруски перестали влиять на латинов. Наконец последний этруский царь был изгнан из Рима сенаторами. По традиции считается, что это случилось в 510 – 509 г. до н. э. и Рим стал независимой республикой, но римляне многое унаследовали от своих прежних этруских правителей.

Этруски

О происхождении этрусков нам известно немногое. Возможно они пришли в Италию из Малой Азии, а затем обосновались в той области Италии, которая называется Этрутией. Их цивилизация, основанная на создании хорошо спланированных и укрепленных городов, в которых правили цари, достигла своего расцвета в период между 800 и 400 гг. до н. э. Этруски пользовались греческим алфавитом; они были умелыми ремесленниками и владели искусством обработки бронзы, железа и драгоценных металлов. Они торговали с Грецией и Ближним Востоком и обладали огромным могуществом и влиянием. В период расцвета своей цивилизации этруски контролировали земли от реки По до Неаполя.

Республика

Республика (лат. respublica, букв. – общественное дело), форма правления, при которой глава государства (консул, диктатор) избирается населением или специальной избирательной коллегией ( сенатом ). Законодательная власть принадлежит выборному представительному органу ( сенату ).

Куда исчезли этруски?

Кто из нас не слышал об этрусках? Таинственный народ, уже без малого три тысячелетия приковывающий пристальное внимание как исследователей, так и просто любопытных… Этруски, туски или тиррены, как называли их греки… Минули уже две тысячи лет с момента их исчезновения с исторической арены, но эта загадочная цивилизация продолжает будоражить умы людей. К сожалению, античная письменная традиция сохранила крайне мало сведений об этрусках, и даже то, что осталось, было старательно обработано в римское время официальными писателями и историками. Никаких фрагментов этрусской литературы не осталось, что даёт основание некоторым исследователям вообще сомневаться в её наличии. Специальные сочинения об этрусках, написанные в античное время, например, Веррием Флакком или императором Клавдием, были утрачены после падения Римской империи. И только археологические раскопки в XIX—XX веках позволили заглянуть в историю этого народа. Несмотря на то что об этрусках теперь изданы сотни книг и о них известно несравненно больше, чем о любом другом италийском народе дорийского времени, тайн и загадок остаётся предостаточно. Собственно территория этрусского государства, точнее, объединения государств, – это Центральная Италия: Тоскана, Умбрия, Лаций, а в период наибольшего этрусского могущества их влияние распространялось вплоть до Кампании на юге и Паданы на севере.

Предшественники римлян

Всплеск интереса к культуре и искусству загадочного народа пришёлся на XVIII–XIX века. В это время появились – пусть и несколько наивные по современным меркам – научные работы об этрусках. Начали создаваться коллекции этрусских древностей, которые впоследствии, после смерти их владельцев, разошлись по музеям всего мира, включая Государственный Эрмитаж, Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Государственный Исторический музей. В Италии открылись первые специализированные музеи (вилла Джулия в Риме), археологические музеи в Болонье и Флоренции. В 1853 году граф Гоццадини провёл раскопки в районе Вилланова, неподалёку от Болоньи, и обнаружил гробницы с разнообразной погребальной утварью. То, что сегодня называют “культурой этрусков”, – это результат слияния раннеита–лийской культуры Вилланова, восточной (финикийской) и греческой культур.

До сих пор точно никому не известно, откуда взялись этруски в Северной Италии. И в древности между современниками этрусков об этом не существовало единого мнения. Так Геродот писал: «При царе Атисе, сыне Манеса, во всей Лидии наступил сильный голод (от недорода хлеба). Сначала лидийцы терпеливо переносили нужду, а затем, когда голод начал всё более и более усиливаться, oни стали искать избавления, придумывая разные средства… Царь разделил весь народ на две части и повелел бросить жребий: кому оставаться, а кому покинуть родину. Сам царь присоединился к оставшимся на родине, а во главе переселенцев поставил своего сына по имени Тирсен. Те же, кому выпал жребий уезжать из своей страны, отправились к морю в Смирну. Там они построили корабли, погрузили на них всю необходимую утварь и отплыли на поиски пропитания и новой родины. Миновав много стран, переселенцы прибыли в землю омбриков и построили там города, где и живут до сей поры. Они переименовались, назвав себя по имени сына своего царя Тирсена, который вывел их за море, тирсенами. Лидийцы же на родине были порабощены персами. Если большинство древних авторов безоговорочно приняли и даже развивали эту версию, то Дионисий Галикарнасский настаивал на местном происхождении этрусков. Он писал: Я не думаю, чтобы тирренцы были выходцами из Лидии. Язык у них и у лидийцев разный: Они поклоняются иным богам, чем лидийцы; у них другие законы… Таким образом, как мне кажется, правы те, кто утверждает, что этруски – народ коренной, а не пришедший из(за моря; по моему мнению, это вытекает из того факта, что они очень древний народ, который ни своим языком, ни обычаями не похож ни на какие народы. До сих пор учёные не могут прийти к единому мнению о восточном или коренном происхождении этрусков: каждая из гипотез основывается на значительном материале и имеет немало авторитетных сторонников. В ход идут не только привычные археологические методы, но и данные молекулярной биологии. Не вызывает сомнений только одно – многообразие исторических корней этрусков как народа, возможно сложившегося в результате взаимовлияния нескольких этнических групп. Где была их историческая прародина, какими путями проходили они на Апеннинский полуостров, как складывался этот загадочный, ни на кого не похожий народ? Были ли они осколком средиземноморских племён, уцелевших в битвах и пожарах индоевропейского нашествия II тысячелетия до н. э. На эту тему было и ещё будет написано множество книг, но вряд ли кто–нибудь даст однозначный ответ. У древнейших этрусков жизнь протекала в небольших поселениях, где они занимались кузнечным делом и землепашеством. На плодородной почве всходили богатые хлеба. Постепенно выделились городские центры, вокруг которых возникали земледельческие поселения. В IX веке до н. э. быстро складывалась система политически автономных административных единиц, приблизительно соответствовавших греческому полису. Подобные города сохранились по всей Этрурии и в дальнейшем. На рубеже IX—VIII веков до н. э. греческий мир пришёл в движение. Острая нехватка земли и освоение новых торговых путей вынудили греков вверить свою судьбу кораблям и отправиться за море в поисках счастья. Одним из направлений Великой греческой колонизации стала территория Италии, или Великой Греции, как её тогда называли. В первой половине VIII века до н. э. выходцами из Эвбеи была основана колония Питекусы, а халкидцами – Кумы. В то же время возникли финикийские поселения на Сардинии и на западе Сицилии. К VI веку до н. э. территория Италии была покрыта сетью греческих торговых факторий и городов. Греки и финикийцы стремились получить доступ в первую очередь к металлам Этрурии. Туда хлынул не только поток товаров из наиболее высокоразвитых районов тогдашнего мира, но и ремесленников и торговцев, привлечённых возможностью быстрого обогащения. Всё это, несомненно, развивало экономику этрусских земель. Этруски овладели новыми техническими приёмами (например, изготовление предметов роскоши из золота и слоновой кости), узнали новые культурные растения, научились выращивать виноград и оливы. Греки принесли на территорию Италии передовую культуру, а также алфавит, который с добавлением отдельных финикийских знаков был положен в основу этрусского. Письменность этрусков к настоящему времени дешифрована, но, кроме пышных титулатур и имён правителей, пока не удалось извлечь практически никакой другой информации. По образному выражению датского археолога Аннет Ратье, этрусские надписи напоминают телефонный справочник, скучный и малоинформативный в своей монотонности. Этрусский язык не принадлежал к индоевропейской группе, более того, ему до сих пор не найдено соответствия ни в одном из известных в настоящее время древних языков. Тысячи надписей этрусков можно прочитать и произнести, но невозможно понять, о чём они… Крупнейшие города Этрурии – Тарквинии, Вульчи, Цере – располагались в морской части и имели мощные порты. На побережье, неподалёку от богатого металлами острова Эльба, были основаны города Популония и Ветулония. Во внутренней Этрурии крупнейшими центрами стали Вольсиния, Перузия и Арретий. Города окружались мощными крепостными стенами с воротами и башнями. Их соединяли дороги, позднее расширенные римлянами. Дома в основном были небольшими, выстроенными на фундаменте из вулканического туфа, с сырцовыми или тростниковыми стенами. Первоначально в большинстве городов застройка кварталов велась хаотически, без строгого плана. Впоследствии в них появилась регулярность, в центре возводились общественные здания и храмы. Этруски внесли свой вклад в общемировую архитектуру, в частности придумали атриум — внутренний открытый дворик в центре дома, который потом станет важнейшим элементом греко-римского домостроительства, прообразом испанского и латиноамериканского патио. Римляне ссылались на своих предшественников и в деле создания канализации, а также регулярной планировки городов. По-прежнему основой хозяйства оставалось земледелие. Грек Посидоний свидетельствовал, что этруски “старательно обрабатывают её (землю) и собирают богатый урожай сельскохозяйственной продукции, не только обеспечивающей их существование, но и выступающей источником чрезмерного богатства и роскоши”. Помимо зерновых культур Этрурия славилась винами, садами и огородами. Ведь этруски сооружали грандиозные водоотводные каналы и другие подземные дренажные конструкции. Земля, прежде бывшая страной болот и рассадником малярии, благодаря их трудолюбию превратилась в цветущий сад. Уже при римлянах вся система мелиорации была заброшена, а земли Тосканы вновь стали заболоченной пустыней… Римский историк Тит Ливии оставил сведения о специализации городов Этрурии. Собираясь в поход на Карфаген, Сципион Африканский Младший обратился за помощью к союзникам. “Первыми пообещали по своим возможностям помочь консулу города Этрурии: Цере – дать хлеб и всякое продовольствие для моряков: Популония – железо: Тарквинии – холст на паруса: Волатерры – корабельный лес и хлеб: Арретий – три тысячи щитов и столько же шлемов, копий, галльских дротиков, длинных копий (:всего пятьдесят тысяч предметов, каждого вида оружия поровну), а также поставить топоры, заступы, косы, корзины, ручные мельницы, сколько этого нужно для сорока военных судов; сто двадцать тысяч модиев пшеницы и дорожных денег десятникам и гребцам. Перузия, Клузий и Рузеллы пообещали корабельный сосновый лес и много хлеба. Сосны брали из общественных лесов”. Список указывает, какие области Этрурии занимались земледелием, какие славились своей металлургией или ремесленными изделиями. В Тоскане до сих пор в некоторых местах сохранились огромные терриконы шлаков из этрусских горнов. В 20–х годах XX века их использовали вторично для добычи оставшегося там металла, что, с одной стороны, говорит о гигантских масштабах этрусского производства, а с другой – о низком уровне технологии извлечения металла из руды. Стремительное развитие этрусской экономики во многом объясняется наличием колоссальных запасов металлов и искусством тех, кто его добывал и старательно обрабатывал. Среди этрусских ремесленников больших высот достигли и гончары. Они не создали шедевров, подобных древнегреческой чёрнофигурной керамики, но изготовленные ими вазы буккеро, имитирующие металлическую посуду, до сих пор удивляют чёткостью линий и изощрённостью гравировки. Их производство началось в Цере на рубеже первой-второй четверти VII века до н. э. Спрос на греческую керамику среди этрусского населения был столь велик, что археологами в гробницах Этрурии аттических расписных ваз найдено едва ли не больше, чем в самой Греции. В XVIII веке это даже ввело в заблуждение первых антикваров–этрускологов, решивших, что расписные чёрнофигурные и краснофигурные вазы – изделия местных ремесленников. Под греческим влиянием наладилось производство керамики. Так, Вульчи стал центром производства этрусско–коринфских ваз, очень популярных далеко за пределами Этрурии. Грозной силой служил флот этрусков, охранявший морские рубежи и торговые караваны, со всего Средиземноморья стекавшиеся в этрусские порты. Этот флот наряду с карфагенским хозяйничал в Западном Средиземноморье и наносил ощутимые удары грекам. Так, в 535 году до н. э. греки были изгнаны с Корсики после поражения в морской битве при Алалии с объединёнными силами этрусско-карфагенского флота. Знамениты были и тирренские пираты. В одном из гомеровских гимнов сохранилась легенда о том, как пираты, “мужи тирренские”, некогда захватили в плен самого бога Диониса, разумеется не подозревая о том, какой грозный пленник им достался и на что обрекает их собственная жестокость и жадность:

Сладкое прежде всего по судну быстроходному всюду

Вдруг зажурчало вино благовонное, и амвросийный

Запах вокруг поднялся. Моряки в изумленьи глядели.

Вмиг протянулись, за самый высокий цеплялся парус,

Лозы туда и сюда, и в обилии гроздья повисли…

Внезапно во льва превратился их пленник…

Лев–Дионис растерзал капитана судна, а всех пиратов превратил в дельфинов. Впрочем, для той эпохи пиратство было обычным явлением, и границы между ним и торговлей весьма условны. Подобное же греческое негативное восприятие этрусского флота может выглядеть как попытка очернить одного из основных соперников на морских просторах. Морское могущество этрусков окончилось в 474 году до н. э. после проигранного сражения под Кумами. Победитель битвы – сиракузский тиран Гиерон перекрыл морские пути в этрусские города Кампании, обрекая последние на поражение в борьбе с местными племенами самнитов. Этрурия никогда не была единым государством. Существовала федерация двенадцати городов, каждый из которых проводил свою собственную политику. Объединяло этрусков только религиозное учение. Раз в год в Вольсинии в святилище Вольтумны сходилось народное собрание федерации, на котором решались основные вопросы межгосударственных отношений и выбирался глава всего этрусского союза. Впрочем, должность эта была скорее номинальной и сводилась лишь к определённому набору культовых действий и церемоний. Каждый город в период восточных влияний управлялся царём (пожизненным, но не наследственным владыкой), позднее – правителем наподобие греческих тиранов. В последние годы Этрурии власть принадлежала магистратам, избираемым из представителей наиболее знатных родов. В этрусских надписях сохранилось множество упоминаний различных должностей, роль которых в государственной иерархии пока не установлена. Федеративные связи между городами были слабыми, интересы отдельного города всегда превалировали над общими, что в конечном счёте и погубило страну. Из записок Тита Ливия известно, что первые три царя, правившие Римом, принадлежали к этрусской династии. Это было знаковым событием, на многие века определившим отношения между Этрурией и Римом, тогда ещё маленьким городком, не мечтавшим о мировом господстве и славе. Согласно этрусским преданиям, вступлению на престол основателя династии Тарквиния предшествовало знамение. «Доезжают они волею случая до Яникула, а там орёл плавно, на распростёртых крыльях спускается к Лукумону [на самом деле это не имя собственное, а по-этрусски — „правитель", „господин"], восседающему с женою на колеснице, и уносит его шапку, чтобы, покружив с громким клёкотом, вновь возложить её на голову, будто исполняя поручение божества. Въехали они в город и, обзаведясь там домом, назвались именем Луция Тарквиния Древнего». Позднее народ «с великим единодушием избрал его на царство». Поразительно, но шестьсот лет спустя орёл также возвестил о воцарении в Риме Октавиана Августа. Согласно сообщению Светония, “…когда он (Октавиан) завтракал в роще на четвёртой миле по кампанской дороге, орёл неожиданно выхватил у него из рук хлеб, взлетел в вышину и вдруг, плавно снизившись, снова отдал ему хлеб”. Не вызывает сомнений, что подобное совпадение знамений было не случайным и обеспечивало легитимность власти Октавиана.

Представители этрусской династии: Тарквиний Древний, Сервий Туллий и Тарквиний Гордый, правившие, согласно Титу Ливию, сорок четыре года, превратили Рим, до того напоминавший скорее группу деревень, в настоящий город, обнесённый мощной оборонительной стеной. При них началось покорение этрусками земель в Лации и Кампании. Именно к этому времени восходит появление символов царской власти, которые будут впоследствии увековечены римлянами, в частности: ликторы, сопровождающие царя–полководца и несущие на плечах фасции (розги и топорик) или трон (курульное кресло). Свержение этрусской династии в Риме, описанное Титом Ливией как месть за поруганную честь римской матроны Лукреции, было, по всей видимости, результатом победы над этрусками объединения городов Лация. Тем не менее имена первых римских консулов свидетельствуют о сохранявшемся влиянии этрусков на политику молодой Римской республики. Начиная с середины VIII века до н. э. в Этрурии наряду с рядовыми погребениями появились роскошные гробницы, заполненные драгоценными приношениями, среди которых преобладали дорогие заморские предметы. Аристократия того времени богатела не только за счёт землевладений, но и благодаря контролю над торговыми путями, а также разработке рудников и развитию металлургии. Всё этрусское общество разделилось надвое: с одной стороны имущественной пропасти были властители городов с многочисленной челядью, а с другой – всё остальное население, своим трудом содержавшее первых. Этрусская культура, какой она видится сейчас, – это культура именно элиты, аристократии, а отнюдь не простых земледельцев. Поэтому Этрурия часто кажется своеобразным элитарным жреческо–аристократическим обществом. Сама картина божественного устройства мира и правила поведения людей были доведены богами до этрусков устами демона Тагеса, который появился из земли во время пахоты неподалёку от Тарквинии. Пропев лукумонам волю богов, Тагес исчез. Интересно, что пахарь Тархон провёл своим плугом борозду несколько глубже положенного, а в словах Тагеса было очень много сказано о природных богатствах и бережном их использовании. Большинство этрусских богов отождествляются с греческими, а позднее – с римскими божествами. Так, во главе пантеона стояли Тиния (Зевс, Юпитер), его жена – Уни (Гера, Юнона), дочь Менрва (Афина, Минерва). Прочие божества тоже были заимствованы у греков. Широкой популярностью под именем Херкле пользовался герой Геракл, который, по некоторым поверьям, был сыном Уни (на медных зеркалах есть изображения, как она кормит его грудью). Подвиги Херкле – распространённый сюжет памятников искусства Этрурии. Привычен был и образ Медузы в виде женской головы с извивающимися вокруг змеями. Римский философ Сенека писал: “В отличие от этрусков… мы думаем, что молния образуется в результате столкновения туч, в то время как они утверждают, что тучи сталкиваются для того, чтобы из них появилась молния. Таким образом, приписывая всему божественное начало, они уверены, что явления имеют смысл не потому, что они случаются, а случаются они потому, что являются носителями смысла”. Этруски верили в существование у человека души, местом нахождения которой служила… печень. О судьбе души человека после завершения земной жизни рассказывается в росписях на стенах погребальных сооружений. Культы отправлялись в храмах, которые почти не сохранились. Тем не менее благодаря описаниям римского архитектора Витрувия известно, что они имели почти квадратную форму, ориентировались по сторонам света и состояли из нескольких помещений (целл), где располагались статуи богов. Храм был окружён портиком с двумя или тремя рядами колонн. При раскопках многих святилищ этрусков были обнаружены различные вотивные приношения, посредством которых люди стремились задобрить богов. Это миниатюрные изображения различных частей человеческого тела, модели построек и многое другое, что чаще всего вылепляли из глины. Бронзовые зеркала служили этрускам не только в качестве бытовой вещи, но и как инструмент для связи с потусторонним миром, поэтому данному на первый взгляд заурядному предмету туалета этрусками придавалось столь большое значение. Не случайно оборотная сторона этрусских зеркал покрыта гравировками с различными изображениями. Этрурия периода расцвета предстаёт страной пиров, удовольствий и развлечений. Разумеется, подобный образ жизни был доступен лишь представителям аристократических родов. На фресках из Тарквиний изображены пирующие мужчины и женщины, которым прислуживают многочисленные слуги, их развлекают флейтисты и танцовщицы. Возмущённые греки устами Посидония осуждали “жирных тирренов”: “Два раза в день этруски садились за богато накрытый стол, уставленный всем, что связано с роскошным образом жизни: они накрывали свои ложа вышитыми покрывалами, выставляли много серебряной посуды, а прислуживало им значительное количество слуг”. Представляется, что греки и римляне не всегда обоснованно упрекали этрусков в разврате, изнеженности и роскоши. Это была своего рода характерная черта эпохи, равно распространённая повсюду: греческие симпосии, в которых участвовало множество греков–мужчин, окружённых музыкантами и гетерами, где вино лилось рекой; гастрономические излишества римлян за столом, ставшие нарицательными благодаря описанию Петрония Статора пира у Тримальхиона; императорские застолья, о которых поведал Светоний… Положение женщины в этрусском обществе было необычайно высоким. В Древней Греции (за исключением острова Крит), а потом до определённого времени и в Риме запертая на своей половине дома – гинекее – женщина была обречена лишь на домашнюю работу и уход за детьми. Ни о каких развлечениях, а уж тем более о встречах с посторонними мужчинами и речи быть не могло. У этрусков всё было совсем наоборот. Росписи гробниц Тарквиний и фигурки на крышках погребальных урн свидетельствуют, что во время пира женщина возлежала на ложе рядом с мужем. Женские погребения были не беднее мужских и хранили множество драгоценностей. Наследование в родах осуществлялось по материнской линии, а все этрусские женщины носили и имя, и фамилию. Роль женщины в сакральной сфере также была значительной. Даже Тарквиний Древний никогда не получил бы власть над Римом, если бы не его умная и связанная с богами жена. А последний царь из этрусской династии из-за женщины потерял трон. Свободное положение “слабого пола” у этрусков вызывало неудовольствие и постоянные нападки греков и римлян. Феопомп ещё в IV веке до н. э. писал: “Говорят, что женщин этруски содержат вместе; что они чрезмерно заботятся о своём теле; что они часто появляются перед мужчинами обнажёнными… Этруски воспитывают всех своих детей, даже не зная, кто их настоящий отец”. Традиционно отрицательное отношение греков к этрускам было перенято и римлянами, чей гнев, впрочем, мог быть обусловлен желанием подобной пропагандой максимально унизить своего некогда грозного противника. Так, Плавт в одной из своих комедий утверждал, что этрусские девушки зарабатывали своё приданое проституцией. Иные римские авторы, например Тит Ливии, напротив, сохранили упоминания о высокой нравственности этрусских женщин и об их общественном авторитете. Среди учёных до сих пор нет единства и по поводу этрусского искусства. Часть специалистов начисто отказывают последнему в оригинальности, называя его лишь жалким подобием греческого. Другие же, напротив, говорят о самобытности этрусского искусства и даже обычно ставят его в один ряд с великим прототипом. Истина лежит между этими двумя крайними точками зрения.

После потери былого могущества к концу V века до н. э. в этрусском обществе произошли необратимые изменения, что нашло отражение в сюжетах росписи в гробницах. Вместо картин прежних беззаботных пиров и развлечений их стены украшали изображениями страшных чудовищ из загробного мира, которые всем своим обликом напоминали о бренности бытия и неизбежности смерти. Перевозчик душ через подземную реку Стикс Харон из греческой мифологии превратился в Этрурии в страшного демона смерти Харуна, прерывавшего жизненную нить людей и увлекавшего с собой души умерших. Наступил общий экономический и политический упадок, идея о неизбежном конце Этрурии буквально витала в воздухе. После изгнания династии Тарквиниев из Рима этот город стал оплотом врагов дряхлеющей Этрурии. Галлы прошли огнём и мечом по всей Северной Италии, а около 387 года до н. э. заняли и Рим. Многие этрусские города Паданы были захвачены кельтами. Преследовавшие этрусков военные неудачи на юге Италии привели к потере богатых городов Кампании. Постоянные усобицы не позволили городам выступить единым фронтом против врагов, что в конечном итоге и привело Этрурию к гибели и полному поглощению Римом. Первый этрусский город Вейи был захвачен римлянами в 396 году до н. э. последний – Пере – в 273 году до н. э. Борьба с Римом не прекращалась ещё без малого триста лет, но силы противников были не равны. На месте этрусских городов основывались римские колонии, а сами этруски вместе со всем населением Италии к 88 году до н. э. добились права римского гражданства и были поглощены многочисленным населением Апеннинского полуострова.

Словно по мановению волшебной палочки на рубеже новой эры этруски не просто сошли с исторической арены, но буквально растворились среди населения Италии; этрусский язык забыт, письменность утрачена. Невольно на ум приходит учение этрусков о Вселенной и, в частности, о судьбе своего народа. Согласно этому учению, их народу предстояло исчезнуть через девять веков, под которыми подразумевались временные отрезки различной продолжительности. В мифологическом представлении этрусков девять веков – это путь от рождения цивилизации до её гибели. Самое поразительное в том, что данное учение довольно точно накладывается на реальную хронологию. Так, первые четыре века – время расцвета этрусской цивилизации длятся с 968 по 568 год до н. э. по сто лет каждый. Следующий же век уже протянулся 123 года и характеризуется потерей влияния Этрурии. Шестой (445—326 гг. до н. э.) и седьмой (326—207 гг. до н. э.) века сопровождались политическими и природными катастрофами. До времени окончательной гибели Этрурии остаётся немногим более двухсот лет, то есть как раз два века… Вот что пишет известный российский специалист Евгений Васильевич Мавлеев о гибели этрусской цивилизации… “скорее всего, это явление культурного, идеологического порядка. По своей структуре этрусская культура была элитарной, она охватывала самый верхний стой общества; с его исчезновением прекращалось действие и воспроизводство культуры, но жизнь не замирала. Так что люди могли лечь спать в одной нсторической эпохе, а проснуться в другой и не удивиться этому, потому что накануне их предупредили. Несмотря на экстравагантность нарисованной картины, тепер мы хорошо понимаем, что именно так могло быть в случае с этрусками. Иная говоря, они ушли в никуда, а жизнь пошла дальше, но уже без них. потому что правила игры изменились, и им в ней не было места. Миром уже правил Рим.” Римский поэт Проперций в конце I века до н. э. выразился короче;

Древние Вейи, в те дни и вы называлися царством.

Гордо на форуме там трон золочёный стоял.

Ныне поёт среди стен лишь унылая дудка пастушья.

Зреют на ваших костях в поле широком хлеба.

Гладиаторы этрусков

Именно этрускам обязаны римляне появлению гладиаторских игр, превратившихся у них со времён империи в любимое зрелище. Кровавые представления возникли из погребальных игр и были особой формой человеческих жертвоприношений, когда у погребального костра в честь воина пленные противники должны были насмерть биться друг с другом. Традиция подобного кровопролития восходит к древним временам. Если на Троянской войне, на похоронах Патрокла Ахилл убивает двенадцать троянских юношей в память о погибшем, то теперь побеждённые должны сами искать свою смерть в поединках друг с другом. На этрусских погребальных урнах изображены сражающиеся галлы и фракийцы, впоследствии не раз вступавшие в последний бой на аренах римских амфитеатров. Настенные росписи VI века до н. э. из Тарквиний запечатлели картину травли дикими животными людей, которые потом точно также будут умирать на потеху римской публике. На стене усыпальницы Авгуров в Тарквиниях сохранилась фреска с драматической сценой: человек по имени Ферсу (вероятно, от его имени произошло слово “персона”, означающее в этрусском и латинском языках “персонаж в маске”) науськивает свою собаку на вооружённого палицей противника, на голову которого наброшен мешок, а рука и ноги опутаны верёвкой. Ужасные традиции сохранялись на протяжении веков: у римлян убитых гладиаторов убирал с арены специально переодетый раб в одежде этрусского бога мёртвых Харуна, а римский термин “ланиста” (то есть “организатор игр”), по мнению ряда исследователей, заимствован из этрусского языка, где он имел второе значение – “палач”.

 



  • На главную